Тотальная пересадка лица пациенту с тяжелыми ожогами: команда описывает хирургический подход

«Чтобы улучшить текущее состояние трансплантации лица у пациентов с ожогами лица, наша команда внедрила поэтапный план исследований для клинического выполнения полной трансплантации лица, век, ушей, кожи головы и скелетных субъединиц», — говорится в отчете хирурга-члена ASPS Эдуардо. Д. Родригес, доктор медицинских наук, председатель отделения пластической хирургии Хансйорг Висс в Нью-Йоркском университете в Лангоне и его коллеги.Доктор Родригес и его коллеги сообщают о создании и разработке программы трансплантации лица, разработанной для решения уникальных задач реконструкции у пациентов с обширными ожогами лица и кожи головы.

В команду по пересадке лица входили пластические хирурги с опытом в области черепно-лицевой и реконструктивной микрохирургии, а также профессионалы из широкого круга других дисциплин. Хирурги подготовились, выполнив серию имитаций трупа с последующим «приобретением живого лица» у донора с мертвым мозгом.После утверждения учреждения был выбран «оптимальный реципиент», который был полностью проинформирован и согласился на процедуру: пожарный, получивший полный ожог лица и тотальный ожог кожи головы при исполнении служебных обязанностей в 2001 году.

Несмотря на многочисленные реконструктивные операции, у пациента все еще были серьезные ожоги лица. деформация и потеря функции, в том числе ограничение движения шеи и рта и потеря век и ушей.В августе 2015 года был идентифицирован потенциальный донор, умерший в результате черепно-мозговой травмы, и вскоре после этого был найден подходящий реципиент.Доктор Родригес и соавторы описывают этапы 26-часовой процедуры трансплантации лица, в которой участвовали 100 врачей, медсестер, а также технический и вспомогательный персонал.

Среди многих достижений в этой процедуре была подготовка и трансплантация «скелетных субъединиц», необходимых для поддержки реконструкции носа, челюсти и скул реципиента. Беспрецедентная реконструкция также включала трансплантацию век, ушей и слуховых проходов, а также кожи головы.В течение нескольких месяцев после операции у реципиента наблюдалось прогрессивное улучшение движений и чувствительности лица. У него восстановились оральные функции, включая речь, жевание и глотание; наряду с рефлексивной и произвольной функцией мигания.

При постоянной речевой терапии и физиотерапии пациент сообщает о лучшем качестве жизни и удовлетворенности результатами процедуры.«Использование уроков, извлеченных из предыдущих трансплантаций лица, и извлечение принципов эстетической, черепно-лицевой и микрохирургии, способствовало поиску решений предыдущих препятствий и недостатков трансплантации лица, встреченных у ожогового пациента», — заключают доктор Родригес и соавторы.

Они надеются, что их постоянный опыт поможет улучшить текущие и будущие результаты трансплантации лица — особенно в «невероятно сложной» популяции пациентов с обширными ожогами лица.


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *