Анализ крови, когда можно безопасно вернуться к игре после сотрясения мозга, связанного со спортом.

«Это могло бы послужить объективным тестом или длинной клинической оценкой того, готов ли игрок вернуться к игре. В настоящее время у нас нет объективного теста, подобного этому», — говорит доктор Паштун Шахим, ведущий автор статьи.Исследование влечет за собой еще один шаг вперед в исследованиях, которые проводились в Гетеборге в течение нескольких лет с упором на сотрясения мозга, связанные со спортом.

На этот раз в него вошли все шведские хоккейные команды, которые играли в высшем мужском дивизионе, SHL, в течение трех сезонов 2012-2015 годов. К работе были привлечены хоккейные клубы от Лулео на севере Швеции до Рогле на юге.«Все врачи и медицинский персонал команды очень помогли в проведении этого исследования. Без них мы не смогли бы провести исследование такого рода и масштабов по всей Швеции.

Это было масштабное мероприятие», — отмечает д-р. Шахим.Всего было включено 288 игроков, из которых 105 получили сотрясение мозга в рассматриваемые сезоны.

У 87 из этих игроков были взяты образцы крови через 1, 12, 36 и 144 часа (шесть дней) после сотрясения мозга. Пятый образец был взят в то время, когда человек был признан годным для возобновления неограниченного соревнования.

Целью исследования было сравнить концентрации в крови известных биомаркеров сотрясения мозга как непосредственно после события, так и в течение определенного периода времени. Результаты показывают, что именно уровни светового нейрофиламента (NfL) имели наиболее четкую связь с тяжестью сотрясения мозга, измеряемой как количество дней, которое потребовалось игрокам, чтобы вернуться к игре.«Сила этого исследования заключается в том, что мы долго отслеживали, как эти биомаркеры высвобождаются и выводятся из крови. Мы наблюдали, что NfL был выпущен в течение часа после сотрясения мозга, а затем со временем увеличился у игроков, у которых были продолжительные симптомы. «Пуштун Шахим объясняет.

Уровни других изученных биомаркеров (тау, S100B и нейрон-специфическая энолаза, NSE) быстро снижались и, таким образом, не могли указывать, насколько травмированы игроки через 7-10 дней — момент времени, когда многие игроки вернулись к игре в исследовании. .«В настоящее время продолжительность симптомов у игроков определяет, когда можно снова играть безопасно. Обнаружение того, что концентрации NfL в сыворотке коррелируют с продолжительностью симптомов после сотрясения мозга или возвращением к игре, предполагает, что NfL в сыворотке может служить объективным тестом того, когда он можно безопасно вернуться в игру. Важно защитить игроков от развития долгосрочных симптомов, избегая преждевременного возврата в игру. Дополнительное сотрясение мозга, особенно когда текущие симптомы после сотрясения не устранены полностью, может иметь долгосрочные последствия. — говорит пуштун-шахим.

«Нет необходимости в биомаркере для постановки диагноза сотрясения мозга, это клинический диагноз, основанный на симптомах пациента», — продолжает он. «На самом деле нам нужен прогностический биомаркер, который помогает врачам определять, какие игроки или пациенты могут иметь повышенный риск развития стойких постконтузионных симптомов, и тем самым регулировать уровень отдыха и ухода за этими игроками».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.